Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:06 

By the Bay

Sova_Bu
A sight from under the wings
Где-то посреди лета, мучаясь жарой и невыносимой динамикой драки Хана и Спока, я нацарапала 300 слов про Спока и эту самую драку.
Теперь к ним случайно добавилось еще 300 слов про Хана. Это просто эмоционально заряженные синтаксические цепочки - без сюжета, без внятной идеи, так что воспринимайте их как обрывок музыкальной темы. Текст про Спока был под замком, так что я выложу сюда оба.

Название: By the Bay
Персонажи: Спок, Хан
Фандом: ST
Категория: Gen
Объем: 300 + 300
Не бечено

1.

Рев, скрежет, глухой бас искореженного металла. Взвизги обшивки, когда ее, как крышку консервной банки, вскрывают опоры высотных зданий. Шипение и искры на электронных потрохах, вывалившихся из разодранного брюха корабля.
К черту корабль.
Звуки утихли и навалились снова, на этот раз снизу, с земли — крики, сирены, тяжелые удары бетонных плит, треск пластика, звон стекла. Он медлит секунду на самом краю, покачиваясь над разверзшейся пропастью. Страх? Не страх, инстинкт. Дурацкий предохранитель, случайно забытый природой в искусственно созданном теле. К черту такие инстинкты.

Он подается вперед и прыгает.

Тело всегда знает лучше. В те моменты, когда даже сверхчеловеческий мозг не справляется с потоком сигналов, тело становится автономным: ищет средства, обретает цель и движется к ней оптимальным маршрутом. Падает вниз с тридцатиметровой высоты, срывается в бег, вступает в беспощадную драку. Все для того, чтобы дать передышку сознанию, пока оно захлебывается в эмоциональной агонии. Эмоции! Еще один атавизм, избыточная деталь в непродуманной, дилетантской конструкции. Временами казалось, что над его телом орудовала бригада нерадивых хирургов: вырезанные фрагменты оставляют бессмысленные лакуны, ткани сшиты небрежно, в полости брошены тампоны и инструменты. Проектируй он себя сам, никогда не допустил бы таких идиотских ошибок.

Но они, похоже, верили, что позаботились обо всем. Совершенный интеллект, крепкие кости, эластичные мышцы, высочайший болевой порог. Регенеративные способности. Готовая боевая машина: мощная, неубиваемая. Так какого дьявола ему оставили это проклятие человечества: чувства, эмоции, патетичные гаммы порывов и настроений? Зачем добавили к понятным рефлексам стайного зверя избыточную привязчивость? Отчего напортачили с биохимией, с надпочечниками и нейронными цепями, которые сейчас взбивают его кровь в этот дикий, невыносимый коктейль? Как они могли забыть, что боль бывает не только физической? Как он сам мог об этом забыть?..

Телу хочется двигаться, жить, дышать; оно теснит, напирает, молотит, не ощущая ответных ударов, не реагируя на давление нечеловеческих пальцев, не поддаваясь нейтрализующим импульсам фазера. Оно может жить вечно, дышать и двигаться вечно, драться, пускаться в бегство, биться в конвульсиях. Это мозг не выдерживает напора, теряет волю, сдается, это собственное сознание не справляется с наплывом эмоций и гаснет, погружаясь в болевой шок, как в спасительный сон, где нет страданий и ужаса, ненависти и пустоты, где Хана не бросает, снова и снова, в замкнутом цикле, от горячей надежды к ледяному отчаянию. Где можно ненадолго забыть, что он остался один.

Что он сам во всем виноват.


2.

Это ветер гудит в ушах, это кровь ревет в венах, закипая в восторге и в ярости.
Удар, блок, еще удар, и темнеет в глазах от боли и упоительного чувства свободы. Можно, теперь все можно.
Он враг, его так легко ненавидеть. Удар, болевой прием, ах да, он опять не сработал. Переворот, еще удар. Все решилось, как только один бросился следом, а другой побежал; и вот их двое в вечном танце ловца и великого зверя. Их двое, и в эти мгновения ближе них нет никого в целом мире.
Этого не было прежде и никогда не будет потом: азарта, вседозволенности, упоения; воздуха не хватает, и каждый миг проживается, словно последний. Он виноват, наконец-то нашелся тот, кто во всем виноват: из-за него погиб Пайк, из-за него погиб Джим, он спровоцировал бурю эмоций, с которой не совладать, и теперь, наконец, можно выплеснуть разом гнев и обиду и горькое чувство потери, вложив их в каждый. Четкий. Удар. Еще. И еще один.
Бить его, падать под ответным ударом и снова бить — головокружительное, редкое удовольствие. Запретов нет, потому что он враг, потому что ему нельзя навредить. Он сильный, он выдержит все, хоть колоти его, хоть ломай (и треск лопнувшей кости — как боевая песня в ушах), и наконец-то можно не сдерживаться, наконец-то можно не мучиться от стыда за то, что чувствуешь и свою, и чужую боль, ненависть, острую горечь потери. Я спас твоих людей, а ты убил моего капитана.
Он так близко, что запах бьет в ноздри — нечеловеческий, резкий, без малейшей примеси страха. Он так близко, что его пальцы прожигают виски, и мысленный рев «убью!» оглушает как настоящий. Он так близко, как никто никогда не бывал, и у них на двоих одна радость, одна первобытная сила и одно желание жить.

Спок знает: об этой потере контроля он не станет жалеть никогда.

@темы: что-то я не слышу скрипа твоего пера

URL
Комментарии
2013-08-31 в 02:37 

~Danu~
Великий конспиратор
Ну вот, теперь мне стало жалко Хана... :facepalm:

2013-08-31 в 03:05 

Sova_Bu
A sight from under the wings
~Danu~, любопытно... Вообще я просто пытаюсь вытащить из этой мешанины какие-то ощущения, на которые можно положиться (потому что в основном их либо не вытащить, либо я не могу их внятно идентифицировать). Ну ты знаешь, мне с Ханом в принципе непросто.

URL
2013-08-31 в 16:53 

Египетская мау
усата-полосата
Похоже, лапа Sova_Bu, ты пишешь лучшего Хана из того, что мне встретилось после фильма. Его интересно пытаться понимать, на него интересно смотреть твоими глазами. Фильму ничего этого со мной не удалось, а тебе удаётся.
Так какого дьявола ему оставили это проклятие человечества: чувства, эмоции, патетичные гаммы порывов и настроений? Отлично просто.
Теперь видно, что первый драббл нуждался в близнеце-перевёртыше. Он и сам по себе был хорош, но вместе они уже простраивают отношения. Справедливо видеть и ощущать обоих. Очень нравится.
Кусок Спока стало теперь выразительнее. Это как полуготовый натюрморт на простой бумаге - предмет без фона - и вдруг прописать фон. Натура немедленно оживает и воспринимается по-новому.

2013-09-01 в 02:17 

Sova_Bu
A sight from under the wings
Египетская мау, как же меня радует, что тебе это нравится )) У меня, честно говоря, парадоксальная ситуация с Ханом в этом фильме: я, с одной стороны, очень хорошо чувствую то, что Бен играет, а с другой, совершенно не понимаю персонажа. Глубокий внутренний конфликт )) Поэтому писать эмоцию для меня пока проще, чем действие, в эмоции я уверена )))

И да, вдвоем они смотрятся любопытно. Каждый из них кричит о своем, каждому по-своему больно, все это вроде бы в разные стороны - и все равно получается парный и смертельно красивый танец...

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Rabbit Hole, Baker Street and Deep Diving

главная